Chatte Errante
Странное дело, но сейчас я не нахожу в себе признаков жизни, и только аритмичный сердечный бит, который воспринимается, как нечто инородное, вызывает какой-то внутренний протест.
Удивительно, но такой "неживой" я, кажется, еще не была. Меня нет. Просто голограмма. И сгусток мыслеформ, ею прикрывшийся, с бесконечной тоской и обреченностью наблюдающий за бессмысленной сменой убогих декораций.

Я уже и не вспомню, когда здесь появился этот печальный наблюдатель. Наблюдатель сначала с удивлением смотрел на собственное рождение и на происходящее вокруг: в то время он еще не был печален, он видел новое и как-то по-детски умел этому радоваться. Тогда он не думал, что наступит день и мир перестанет быть открытием, точнее, он смутно предчувствовал подвох, но умел надеяться и верить. Но от себя не уйти и не спрятаться - рожденный наблюдателем и слушателем, не стал кем-то другим, а напротив, уходил все дальше и дальше от того, что было реальным миром. Под конец он был так удручен, что уже не разбирал дороги и вот так, опрометчиво, ступил за грань, за которой утратил опследнюю с данной реальностью связь.

Теперь я могу говорить от своего имени. Я наблюдатель, тот самый сгусток мыслеформ, который сейчас смотрит на сидящую перед монитором голограмму, еще так недавно являвшуюся его кожей и пристанищем всех так долго рвавших его на части эмоций и чувств. Они все остались с ней. А у меня не осталось ничего, и почему-то вспомнилась фраза "чистое сияние вечного разума". Сияния не наблюдается. Чистейший разум. Абсолют.



@музыка: в голове

@настроение: а что это?

@темы: Calm madness